Как живет деревня, где все проголосовали за Путина

 

Все 25 жителей Лощинки единогласно проголосовали за действующего главу государства. Корреспондент «Сибирь.Реалий» отправился в Лощинку, чтобы узнать, как и чем живут тут люди.

Поворот с федеральной трассы ведет на старую разбитую асфальтовую дорогу, которая постепенно переходит в грунтовку. Приходится лавировать, чтобы не попасть в большие ямы. Через 17 километров дорога поворачивает и взгляду открывается Лощинка: чуть больше десяти домов, покосившиеся заборы, по дороге течет ручей, размывая ее окончательно. Всего тут четыре улицы, нигде не видно ни души. Тишину нарушает истошный лай собак. Кое-где из труб идет дым – понимаем, что люди здесь все же есть.

Евгений Александрович

Евгений Александрович живет в Лощинке с рождения и ностальгирует по былым временам, когда все тут работали в Бородинском совхозе.

– Всем работа была, хватало. Я вот в этом доме живу не с самого начала, жили в другом, потом уже переехали, совхоз квартиру дал. Я на тракторе работал. А скотины в селе сейчас вообще нет. Свиней некоторые держат. Кур, гусей тут летом заводят. Коров трудно держать: корм дорогой, пасти надо как-то. Машины у меня нет. Был когда-то трактор… Проблема одна: пьют многие.

В начале двухтысячных совхоз закрылся. Вместе с ним стала утекать и жизнь из Лощинки.

– Я уехал с этого дома в бородинский разрез работать на бульдозере. А совхоз уже в начале 90-х годов приходил в упадок, –​ рассказывает Андрей Егоров. –​ Так люди работали, а деньги не давали, просто ходили каждый день, бесплатно. Я вот с семьей и уехал, снимали квартиру в пятиэтажке в городе Бородино. Но снимать было дорого, в селе Бородино избушку купили (рядом находятся два населенных пункта: город Бородино и село Бородино. – Прим. СР). После с женой разошелся, оставил ей все и вернулся сюда. Я не стал ничего делить, двое детей, одна в Канске живет, одна в Красноярске, вот пускай дочкам все останется, а я уже тут буду как-нибудь.

Андрей Егоров

Сейчас стабильно работающих в Лощинке можно пересчитать по пальцам – всего трое. Причем в самом селе трудоустроена только фельдшер – пункт медицинской помощи власти решили пока не убирать. Нужно же кому-то уколы ставить да перевязки делать. По словам селян, Раиса Мышкина в любое время дня и ночи готова оказать помощь. Но скоро она уйдет на пенсию, и что станет с фельдшерским пунктом, никто не знает.

Детский сад в поселке закрыли больше десяти лет назад. Школу тоже закрыли и разобрали: учить стало некого, молодые семьи отсюда давно сбежали. Не осталось ничего, кроме воспоминаний, и от сельского клуба. Кстати, именно клуб был указан на картах как местный избирательный участок №1841. Но на самом деле голосование проходило в заброшенном доме.

Читайте также  Премьер Македонии согласился изменить название страны

То, что осталось от общественной бани

Был в Лощинке когда-то и магазин. Его тоже разобрали, как и общественную баню. Сейчас два раза в месяц в деревню приезжает автолавка, как называют ее местные жители. Ассортимент в ней не широк, но другого выбора особо и нет. Главное – всегда есть товары первой необходимости, говорит Вера Шкудина.

Остановка

– От пенсии до пенсии привозит нам товары из села Бородино предприниматель. Я не знаю, какие цены, большие, маленькие, сравнить не с чем. Она в долг дает, так и берут многие, бывает. Пенсию нам дадут, продукты привезут, мы придем – рассчитаемся за прошлое, она опять нам в долг дает. Пенсия-то маленькая, минималка 8300 у меня. Проработала дояркой всю жизнь, а что толку. Мне внука поднимать надо, папа его где-то пьяный шатается. Они отдельно от нас живут, через дорогу, а я его воспитываю с пеленок.

Один раз в неделю отдельной машиной привозят и хлеб, люди набирают за раз по много булок, ведь следующий завоз только через неделю. А так и самим надо, и курам с гусями насыпать можно. Если хочется чего-то другого или просто вдруг возникла необходимость в том, что не возят – есть автобус. Ходит он два раза в неделю, по вторникам и субботам. Конечно, бывает, и ломается, и тогда надо ждать, говорит Вера Шкудина.

– Я как-то собралась ехать, надо было проходить диспансеризацию. Ждала, а автобус не пришел. А в субботу же никто не работает, куда поедешь? Ждала следующей недели. Утром уедешь, вечером назад. Весь день там болтаться приходится. Если надолго ломается автобус, и тогда нет связи никакой. Только сотовая связь, да и то не у всех.

Есть еще варианты: заказать такси из города Бородино – 600 рублей, и отвезут куда надо.

Внук Веры Шкудиной Максим – единственный ребенок в деревне. Учится в пятом классе, и за ним приходит специальный автобус. Он собирает по пути из окрестных деревень детей и отвозит в школу в Бородино. Правда, тоже, бывает, ломается, рассказывает Вера Шкудина.

– Тут вот метель была немного, не пускали автобус. Много пропустил мой внук. Они в позапрошлом году хотели вообще отказать в автобусе, не давать, чтоб не возил его. Я поехала к Татьяне Николаевне Сизовой, в районо сидит она по школьным учреждениям, она сказала, будут возить все равно. А вот метель как немножко зимой задует, механик там не выпускал его в рейс, а потом выяснилось: он до Низинки доедет, заберет там детей, семь их там, вроде, а сюда не приезжает. Я говорю, почему так, там же забираешь детей. Пришлось опять ехать разбираться. Сейчас стал возить. Пятеро детей учится в пятом классе.

Читайте также  Порошенко упростил ввоз в Украину импортных авто

Почту в Лощинку привозят регулярно раз в неделю на машине, на ней же возят и пенсию. Вода здесь тоже по расписанию – два раза в месяц приезжает трактор с водокачки неподалеку и развозит по дворам. Колодца в деревне нет, говорит Валентина Егорова.

Валентина Егорова

– Но водокачка-то стоит. В прошлом году, правда, она сломалась, сгорела от пала. И шланг сгорел, и столб обгорел. Полгода воды не было, потом труба проржавела, старую вытащили, новую вставили. С осени снова все пошло. А так воду возили из соседней деревни Низинки. Так пока он ее довезет, дорога разбитая, двенадцать километров. Не давали наливать столько, сколько нужно.

Подворье Валентины Егоровой

Весной в эти места всегда приходят палы. Именно так сгорело большинство брошенных домов. Все вокруг поросло бурьяном, раньше траву съедал скот, сейчас своими силами невозможно от нее избавиться. Пожарные едут из соседних городов и не всегда успевают приехать, когда огонь легко локализовать и пока есть что спасать. Своими силами потушить пожар лощинцы не могут. Не могут и опахать остатки деревни – нет техники. Вручную тоже проблематично – мужских рук практически не осталось. Как говорит Вера Шкудина, «помри тут зимой, и яму выкопать некому будет». Кстати, по этой причине одной из жительниц пришлось везти хоронить свою мать в город Бородино.

Имущество пасечников

В основном все население Лощинки – пенсионеры. Некоторые дома куплены жителями окрестных городов как дачные участки или пасеки. Пенсия в основном минимальная

​– При стаже 40 лет и 8 месяцев получаю пенсию 8500, – говорит Валентина Егорова. – За стаж и пять копеек никто не платит. Муж только всю жизнь в совхозе работал на одном месте. Он как ветеран федеральный получает пятнадцать тысяч. А на мою нищенскую… ну прожить можно.

Здесь принято ругать только местную власть, которая находится в селе Бородино. Это местная власть, говорят лощинцы, виновата в том, что даже фонарь на улице Центральной не работает уже два года.

– Я вот по поводу фонаря ездила в Бородино, мне там сказали, мол, вообще все их отключим и уберем, – жалуется Вера Шкудина. – Дескать, люди еще и похуже нас живут. Местные власти к нам только во время выборов и заезжают.

Читайте также  Все расхваленные Путиным российские ракеты разбились на этапе испытаний

На прошедших президентских выборах все 25 жителей Лощинки дружно проголосовали за Владимира Путина.

– Я за Путина. Пускай командует, – говорит Андрей Егоров. – А кого еще? А что толку за Грудинина, например, голосовать, ничего бы он не сделал. А вот Путин командует. Чего их перебирать? А что у нас в Лощинке все вот так вот – так в Кремле же и не знают, что мы есть где-то на карте.

Вера Шкудина объясняет свой выбор тем, что верит предвыборным обещаниям Путина.

– Путин пообещал нам по одиннадцать тысяч пенсии дать. Мы поверили, а теперь по двести рублей нам дали, и все. Сейчас я стала получать 8500 рублей.

Сотрудники избирательной комиссии сами удивились, что на выборы пришли все избиратели. И все единодушно отдали свои голоса за Владимира Путина.

– Я не знаю, почему все за Путина. Ну а за кого вообще надо было голосовать? Я тоже, конечно, за Путина. Потому что… ну а что голосовать за эту Собчак, например? Что она сделает? Путина надо, пускай Путин. Он же, как сказать, и мир кругом знает и все вот это. Ну и пускай он правит, – говорит Валентина Егорова, работавшая в день голосования на избирательном участке. – Пенсия хоть какая-то, но дают каждый месяц, не отказывают. Поэтому мы за Путина. Смотрела, кстати, все предвыборные дебаты. Ой, я вечером смотрю, как Соловьев выступает. Минут пятнадцать двенадцатого, послушать интересно, как они там воюют, как орут. Смотрела и на Собчак, и на всех. Но надо за Путина. Не потому что там лицо не понравилось Ксюшино.​ Но просто этот человек уже столько правит, он уже все знает, куда поехать и чего. Путину сейчас тоже тяжело, вот прошла такая трагедия в Кемерово, всем нужно повыплатить, такое горе, ужас. А за внешней политикой я не очень слежу. Слышу немножко, но чтобы вникать, нет. Так новости всегда какие послушаем и живем. Живем да и живем. Мы уже ничего не чувствуем, привыкли, видать.